​Воспоминания Героя Советского Союза Сергея Георгиевича КУРЗЕНКОВА

Тип статьи:
Авторская

Через три дня я уже выполнял боевое задание. 4 марта наш воздушный разведчик, пролетев по тылам противника, сфотографировал несколько важных объектов. Почти вся восточная окраина аэродрома Луостари оказалась забитой бомбардировщиками и истребителями. Гитлеровцы готовились к новому наступлению.

Командующий Северным флотом вице-адмирал А.Г. Головко решил нанести по аэродрому удар с воздуха. Выполнить эту задачу поручили истребителям.

Борис Феоктистович Сафонов создал три группы, по шесть машин в каждой. Шестерка капитана Алагурова должна была нанести удар по стоянке фашистских самолетов. Нашей группе, которую возглавлял капитан Родин, предстояло подавлять огонь вражеских зенитчиков, а группе капитана Калошина — отражать атаки истребителей. Взлетели, быстро собрались на маршруте и, не теряя ни минуты, бреющим понеслись на запад.

Для внезапности штурмового удара требовалось тщательно соблюдать маскировку. Летели мы так низко, что порой казалось, будто воздушные винты вот-вот начнут рубить снег, сверкающий на вершинах сопок.

К аэродрому Луостари, окруженному высокими соснами, выскочили неожиданно для фашистов. Даже их дежурные истребители не успели подняться в воздух. Правда, один решился было взлететь, но летчики нашей группы тут же пришили его к земле меткими пулеметными очередями.

Истребители шестерки Алагурова пронеслись вдоль восточной стоянки аэродрома, в упор расстреливая вражеские машины. Мы хорошо видели, как реактивные снаряды крошили «юнкерсов» и «мессершмиттов». Неожиданный налет парализовал зенитчиков, они молчали.

Штурмовка подходила к концу. Капитан Алагуров подал по радио команду:

— Домой!

Мне стало обидно: придется везти обратно почти весь боекомплект. Вдруг я увидел на опушке леса два уцелевших «юнкерса» и укрытый в капонире «мессершмитт». Быстро спикировал и выпустил первый реактивный снаряд. Затем сделал еще две атаки.

Когда возвратился на свой аэродром и вылез из кабины, ко мне — подошли начальник Военно-воздушных сил Военно-Морского Флота генерал-лейтенант С.Ф. Жаворонков, командующий ВВС Северного флота генерал-майор А.А. Кузнецов и командир полка Б.Ф. Сафонов. Я смутился. Жаворонков, очевидно, угадал мое состояние, улыбнулся и спросил:

— Вы и есть тот самый летчик, который сбил свой самолет? С задания вернулись?

— Так точно, товарищ генерал!

— А какое у вас было задание?

Я ответил и тут же рассказал, что при отходе от аэродрома расстрелял два «юнкерса» и один «мессершмитт».

Невольно подумал: «Будет мне нагоняй за такую инициативу».

Но генерал, наоборот, одобрил мои действия:

— Правильно поступили. Зачем назад везти снаряды, если можно ударить по врагу.

Немного помолчав, Жаворонков вдруг спросил:

— Вы знаете, где сейчас находится ваш брат?

— Нет, товарищ генерал. В самом начале войны потерял с ним связь...

— Он воюет на Балтике. Отличный летчик.

… Через два часа мы снова полетели на штурмовку аэродрома Луостари. На подступах к нему встретили тридцать шесть «мессеров». Бой был жестоким. Мы сбили пять самолетов противника, но и своих потеряли четыре. Трем нашим летчикам удалось на подбитых самолетах приземлиться на своей территории. Четвертый же — мой друг Алеша Шведов — упал в расположении врага.

Публикацию подготовил Иван Мячиков

Нет комментариев. Ваш будет первым!